В. М. ЖИРМУНСКИЙ
Предисловие к русскому изданию книги Л. Шюккинга
„Социология литературного вкуса“


Вcтупительные замечания

Предисловие, предваряющее русское издание книги профессора Лейпцигского университета Людвига Шюккинга (оригинальное немецкое издание: „Die Soziologie der literarischen Geschmacksbidung“ München, 1923), написано В. М. Жирмунским, как это явствует из указанной в тексте даты, в самом начале 1928 г.

В последующие издания трудов Жирмунского эта работа не включалась, в отличие, например, от его статьи „К вопросу о формальном методе“ - предисловия к книге Оскара Вальцеля „Проблема формы в поэзии“ (Пг., Academia, 1923), переизданного как минимум дважды: в сборнике работ Жирмунского „Вопросы теории литературы“ (1928) и в одном из томов посмертного собрания трудов - книге „Теория литературы. Поэтика. Стилистика“ (1977).

В то же время это предисловие представляет немалый интерес, так как русский перевод книги Шюккинга - это одна из попыток ученых, принадлежащих к „формальному“ направлению, противопоставить вульгарному социологизму марксистов по-настоящему научную трактовку проблемы „литература и общество“. Поэтому данное издание и предисловие Жирмунского к нему следует рассматривать в одном ряду с относящимися к 1927-1928 гг. работами Тынянова „О литературной эволюции“, Эйхенбаума „Литература и литературный быт“, „Литературная домашность“, „Литература и писатель“, а также книгами „младоформалистов“ „Словесность и коммерция“ (Т. Гриц, В. Тренин, М. Никитин, 1929 г.) и „Литературные кружки и салоны“ (М. Арансон и С. Рейсер, 1929 г.). Об этом говорит и сам Жирмунский, вкратце останавливаясь на известной близости подхода Л. Шюккинга к теории „литературного быта“ Б. М. Эйхенбаума. Однако в этом пассаже сквозит и явственная критика: по мнению Жирмунского, в отличие от работ Эйхенбаума, „круг социологических интересов Шюккинга гораздо более широк, и выбор предмета исследования определяется строго продуманной и обоснованной методологической системой“.

Предисловие публикуется по изданию: Шюккинг Л. Социология литературного вкуса. - Л.: Academia, 1928. - С. 5 - 12 с минимальными исправлениями явных опечаток. Орфография и пунктуация оригинала оставлены без изменений. Постраничные примечания перенесены в конец текста.


В. М. Жирмунский

ПРЕДИСЛОВИЕ

[к книге Шюккинг Л. Социология литературного вкуса. - Л.: Academia, 1928. - 180 с.]

Социологическое направление имеет в Германии целый ряд выдающихся представителей среди исследователей истории английской литературы 1). О пробуждении интереса к этому кругу вопросов свидетельствуют книги Герберта Шёффлера „Протестантизм и литература“ (Herbert Schöffler „Protestantismus und Literatur“, 1922), В. Дибелиуса „Диккенс“ (W. Dibelius „Charles Dickens“, 1916), Б. Фэра „Английская литература XIX—XX вв.“ (В. Fehr „Englische Literatur des 19. und 20. Jhs“, 1924—25). Среди представителей социологического течения особенно выдающееся место принадлежит проф. Л. Шюккингу, который может быть назван зачинателем этого нового научного движения в Германии. Недавно проф. Л. Шюккинг выступил с теоретическим обоснованием своих методологических принципов, которые несомненно заслуживают внимательного обсуждения и в нашей научной печати.

Л. Шюккинг — известный филолог-англист, профессор Лейпцигского Университета. Его важнейшие научные работы посвящены англо-саксонскому эпосу и английской драме эпохи Шекспира. В области филологического изучения англо-саксонских текстов он известен своей переработкой классического издания „Поэмы о Беовульфе“, сделанного его учителем проф. Moritz Heyne (1908). В статье „Когда возник Беовульф?“ („Wann entstand der Beowulf?“) он заново поставил вопросы хронологии англо-саксонского эпоса, выдвинув теорию, что поэма о Беовульфе возникла только в конце IX века (а не в начале VIII века, как полагали до сих пор). В книге „Поэтический язык англосаксов“ („Angelsächsische Dichtersprache,“ 1915) он опубликовал серию этюдов по лексикологии и семантике англосаксонского эпоса, установив при этом, как общее положение, что значение слов в поэтическом языке англо-саксов принципиально отличается от словоупотребления прозаической речи и должно рассматриваться в связи с общими особенностями художественного стиля. В настоящее время Шюккинг печатает обширный труд, посвященный „Средневековой английской литературе“ („Englische Literatur im Mittelalter“, 1927), где рассматривает эволюцию литературных фактов в связи с выдвинутыми им вопросами социологии вкуса.

Из работ Шюккинга по английской драме уже первая книга „Шекспир в литературной оценке своих современников“ („Shakespeare im literarischen Urteil seiner Zeit“, 1908) ставит проблему социологии литературных вкусов. Внимательное изучение отзывов современников о Шекспире приводит автора к выводу, что, несмотря на свою популярность на елизаветинской сцене, Шекспир в начале XVII века занимает очень невысокое место в оценке критиков. Причина тому — в социологической дифференциации вкусов английской публики шекспировской эпохи. Драма рассматривается в то время, как низкий, нелитературный жанр. Придворно-аристократическое общество покровительствует, в духе Ренессанса, литературе высокого стиля, ориентированной на античные образцы, и относится отрицательно и свысока к народной драматургии, удовлетворяющей вкусам преимущественно среднего сословия. В начале XVII века Бен Джонсон, сам вышедший из круга народных драматургов, предпринимает реформу драмы в духе классицизма, опираясь на вкусы двора и аристократии. Несмотря на первоначальную непопулярность Бен Джонсона на театре, он побеждает своих противников, благодаря покровительству литературно - образованных высших кругов. Идеи ученого „поэта“ проникают и на народную сцену; драмы Бомонта и Флетчера, напр., пользуются формальными достижениями нового направления. Напротив, Шекспир остается в стороне от этого движения. С этого времени он „превзойден“ и „устарел“, ему „недостает искусства“, и популярность его на сцене находится в полном несоответствии с сравнительной оценкой его творчества в суждениях литературно - образованных людей, носителей идеалов высокого искусства во вкусе придворно-аристократического общества. Посмертный отзыв самого Джонсона о Шекспире (1623), в условно-комплиментарной форме литературного панегирика, заключает все необходимые оговорки по поводу его творчества, которые естественно ожидать от главного теоретика классицистического направления.

Характеристике Шекспира, как народного драматурга, посвящена программная статья Шюккинга, перевод которой печатается ниже („Shakespeare als Volksdramatiker“, 1912). Общим положением елизаветинской драмы, как социально-низкого жанра, Шюккинг пытается объяснить черты архаического примитивизма в драматургии Шекспира. Вопрос этот развернут более широко в книге „Проблемы характеристики у Шекспира“ („Die Charakterprobleme bei Shakespeare“, 1919). Основной особенностью изображения характеров у Шекспира, связанной с примитивными приемами старинной народной драмы, является широкое применение прямой характеристики. Действующие лица в драмах Шекспира сами сообщают слушателям о своем характере, при чем герои открыто говорят о своих доблестях, злодеи — о своих пороках. Рядом с этим широко применяется прямая характеристика действующих лиц высказываниями о них других персонажей, которые, независимо от отношения говорящего, всегда заключают объективно точное сообщение о характере данного лица: так злодеи всегда признают за героем присущие ему нравственные достоинства. Поэтому, при интерпретации характеров у Шекспира, прежде всего должен быть поставлен вопрос, что говорит данное лицо о себе самом, и что о нем го-ворят в драме другие. Точно также мотивы поступков обыкновенно сообщаются самими персонажами: Шекспир не любит оставлять в неясности психологическую мотивировку изображаемых действий, его искусство пользуется, по преимуществу, открытыми мотивами. В связи с этим высказывания героев, по своему содержанию и стилю, могут иногда выпадать из роли, являясь скорее высказываниями от автора. Поэтому ценность каждого отдельного Высказывания для характеристики соответствующего персонажа не всегда одинакова. Вообще, противоречия в построении характера довольно обычны у Шекспира. Это обстоятельство объясняется относительной самостоятельностью отдельных сцен, унаследованной от эпической техники старинного народного театра. Поэт заставляет своих героев в данном месте говорить так, как это подсказывается обстановкой данной сцены, не всегда задумываясь над тем, не впадает ли он в противоречие со сказанным в другом месте. Вообще, в противоположность общепринятому мнению, Шюккинг полагает, что главенствующее значение в драмах Шекспира принадлежит сюжету, а не характерам: сюжет является той данностью, из которой английский драматург исходит в своем творчестве, и, следуя в деталях за своими источниками. Шекспир нередко вносит в развитие действия такие элементы, которые находятся в противоречии с общим психологическим замыслом.

Таким образом, метод интерпретации Шекспира, предлагаемый Шюккингом, основан на внимательном учете примитивных и архаических элементов его искусства.

Шекспировская критика, по мнению автора, обычно носит анахронистический характер: она исходит из художественных навыков и вкусов нашего времени. Для того чтобы исторически правильно интерпретировать Шекспира, нужно постараться посмотреть на него с точки зрения той публики, для которой предназначались пьесы английского театра. Общие принципы такой интерпретации были впервые намечены автором в статье „Примитивные художественные приемы и современные толкования“ („Primitive Kunstmittel und moderne Interpretation“, 1912).

В настоящее время Шюккинг подготовляет большое исследование, посвященное английской литературе XVIII в. Печатаемая ниже статья о „Семье как факторе эволюции вкуса“ („Die Familie als Geschmacksträger in England im XVIII Jhr.“ 1923) вводит в круг историко-социологических проблем, связанных с возникновением т. н. „буржуазного романа“.

Принципиальное обоснование проблемы „социологии вкуса“ впервые намечено Шюккингом в теоретической статье „История литературы и история вкуса“ („Literaturgeschichte als Geschmacksgeschichte“, 1913), а затем изложено более подробно в настоящей книге („Die Soziologie der literarischen Geschmacksbildung“, 1923). Автор исходит из факта эволюции художественных вкусов, который обыкновенно объясняют „духом эпохи“. Подвергая это понятие социологической критике, Шюккинг устанавливает наличие для каждой данной эпохи социологически-дифференцированных читательских групп, различных по своим художественным симпатиям и вкусам. Изменение вкуса обусловлено борьбой между этими социальными группами. Для того, чтобы обнаружить зависимость писателя от читательских групп, производителя литературных ценностей от заказчика и потребителя, Шюккинг подробно рассматривает профессиональное положение писателя в различные эпохи развития литературы, роль аристократа-покровителя, сменяемого

в XVIII в. буржуа-издателем, значение посредствующих инстанций художественного отбора (литературной критики, журналов, писательских объединений, рекламы и т. д.). Довольно обширное место в исследовании Шюккинга занимает характеристика литературного и художественного „модернизма“ на фоне современных литературно-профессиональных отношений на Западе: профессионализация и специализация литературного и художественного ремесла приводит к погоне за новыми формально-техническими достижениями и трюками и к полному разрыву между вкусами и жизненными потребностями широкой публики, с одной стороны, — и художественно-техническими интересами группы профессионалов-специалистов, поэтов и критиков, с другой стороны. Признание читателя некомпетентным судьей в художественных вопросах и провозглашение лозунга „искусство для искусства“ (т. е. искусство — для поэтов и критиков), является естественным завершением этого социологического процесса.

В наше время усиленного внимания к социологии искусства нельзя не признать большого интереса исследований Шюккинга по этому вопросу. Работы его потому особенно поучительны, что, исходя из общего положения о социальной обусловленности эволюции художественных вкусов, он стремится прежде всего к установлению специфического характера этих связей для данной исторической эпохи, на основании тщательного изучения всех источников и строгой филологической критики. Он тщательно избегает слишком поспешных „импрессионистических“ умозаключений от духовного облика данного писателя к той общественной среде, идеи которой он выражает: такой „социологический интуитивизм“, опасный своими готовыми выводами, бессознательно продолжает методологическую традицию интуитивизма философско-эстетического, господствовавшего в эпоху импрессионистической критики (у нас — Айхенвальд, Гершензон и др.). Вместо этого он устанавливает в своих специальных исследованиях социальный облик тех читательских групп, к которым обращалось и у которых имело успех данное произведение, характер „социального заказа“ и условия профессиональной зависимости писателя от заказчика, часто довольно различные для разных эпох. Таким образом Шюккинг выводит социологию литературы на путь специальных исторических исследований, и ряд работ, осуществленных по его методу и строго документированных, мог бы существенным образом уяснить условия функционирования социально-исторического механизма „эволюции художественного вкуса“.

Вопросы, выдвигаемые в книге Шюккинга, частично соприкасаются с проблемой „литературного быта“, разрабатываемой у нас в настоящее время Б. М. Эйхенбаумом 2). Однако, круг социологических интересов Шюккинга гораздо более широк, и выбор предмета исследования определяется строго продуманной и обоснованной методологической системой: вопросы профессионального быта писателей („литературного быта“), с этой точки зрения, являются лишь одним из элементов быта социального, которым обусловлена для Шюккинга эволюция художественного вкуса в социологически-дифференцированных читательских группах.

В заключение считаю долгом выразить глубокую благодарность проф. Л. Шюккингу, который разрешил изд. „Academia“ перевод его книги и статей и любезно предоставил редактору настоящего перевода рукописные поправки и дополнения, предназначенные для нового немецкого издания его „Социологии“.

В. Жирмунский.

15. I. 1928.

Библиография. Prof. Levin Ludwig Schücking.
Книги: l. Beziehungen der italienischen zur englischen Komödie, 1901. — 2. Satzverknüpfung im Beowulf, 1904. — 3. Beowulfs Ruckkehr, 1905. — 4. Shakespeare im literarischen Urteil seiner Zeit, 1908. — 5. Untersuchungen zur Bedeutungslehre der angelsächsischen Dichtersprache, 1915. — 6. Der englische Volkscharakter, 1915. — 7. Kleines angelsächsisches Dichterbuch. — 8. Die Charakterprobleme bei Shakespeare, 1921 (2-ое изд. — 1927, по английски — в 1922 г.). — 9. Die Soziologie der literarischen Gesehmäksbildung, 1923. — 10. L. Schücking und Hans Hecht „Englische Literatur im Mittelalter“, 1927 сл. (в „Handbuch der Literaturwissenschaft“, hsg. v. Oskar Walzel). — Из статей: l. Primitive Kunstmittel und moderne Interpretation. Ein Beitrag zur Shakespeare-Forschung (GRM 1912, s. 321 ff.). — 2. Shakespeare als Volksdramatiker (Jnternat. Monatschrift, 1912, s. 1513 ff.). — 3. Literaturgeschichte und Gesehmacksgeschichte. Ein Versuch zu einer neuen Problemstellung (GRM. 1913. s. 561 ff.). — 4. Wann entstand der Beowulf? (P. Br. Beitr., Bd. 42, s. 347 ff.). — 5. Die Familie als Geschmacksträger in England im XVIII Jh. (Deutsche Vierteljahrschrift, 1926, s. 439 ff.).


Примечания

1) Ср. по этому вопросу статью Guestav Hubener „Neue Anglistik und ihre Methoden“ (Deutsche Vierteljahrschrift, II 330 сл.), а также В. Жирмунский „Новейшие течения историко-литературной мысли в Германии“ („Поэтика“, вып. II, 1927). (Вернуться к тексту)

2) Ср. Б. М. Эйхенбаум „Литература и литературный быт“ („На литературном посту“, 1927, N 9); его же „Литература и писатель“ („Звезда“, 1927» N 5). (Вернуться к тексту)